York: Oxford University Press.

В предыдущей статье обсуждался метод, которым пользуются клинические психологи для выявления базовых характеристик личности и который называется проективным тестом. Этот метод рассматривался в связи с Тестом чернильных пятен Роршаха. Как вы можете вспомнить, идея Теста Роршаха заключалась в том, что­бы дать возможность субъектам внести свою собственную интер­претацию в характеристику объективно бессмысленных и неструк­турированных форм. Вы также можете вспомнить, что Роршах опирался на то, на каких частях формы фиксирует внимание кли­ент, каковы специфические черты этого расположения, что сооб­щает человек относительно воспринятого на пятне движения. Со­держательные аспекты интерпретации тоже учитывались, но это имело второстепенное значение.

Спустя несколько лет после того, как был создан тест Рор­шаха, в Гарвардской психологической клинике Генри А. Мюр-рей (Henry A. Murray) со своей сотрудницей Кристианой Д. Морган (Christiana D. Morgan) разработали совершенно но­вую форму проективного теста и назвали его Тематический ап-

перцептивный тест, или ТАТ, в котором главное внимание уде­лялось содержанию интерпретации. В отличие от бесформен­ных фигур, таких как чернильные пятна Роршаха, ТАТ состав­ляют черно-белые изображения людей, представленных в раз­личных неопределенных ситуациях. Клиента просят составить рассказ по этим рисункам. Затем рассказы анализируются пси­хотерапевтом или исследователем, чтобы выявить скрытые бес­сознательные конфликты (апперцепция — это осознанное вос­приятие).

Теоретическое обоснование ТАТ заключалось в том, что ког­да вы наблюдаете за поведением человека либо на картинке, либо в реальной жизни, вы будете интерпретировать это пове­дение в соответствии с нитями, связывающими его с ситуаци­ей. Когда причины, вызывающие поведение, ясны, то ваша ин­терпретация будет не только правильной, но в значительной степени соответствующей восприятию других наблюдающих. Однако когда смысл ситуации непонятен и трудно найти при­чины того или иного поведения, ваша интерпретация будет ско­рее отражать что-то о вас самих — о ваших страхах, желаниях, конфликтах и т. д. Например, представьте, что вы видите лица мужчины и женщины, смотрящих на небо, но с разными выра­жениями лица: у него на лице ужас, а она улыбается. По мере того как вы наблюдаете за ситуацией, вы понимаете, что они ждут очереди, чтобы прокатиться на самом высоком аттракци­оне американских горок, который расположен на «Волшебной горе» в Калифорнии.



В данной ситуации нетрудно интерпретировать поведение этой пары, и, возможно, ваш анализ будет более или менее та­ким же, как у других наблюдающих. Теперь представьте, что вы видите те же выражения лиц, но люди находятся «в изоляции», без подсказывающей ситуации, объясняющей поведение. Если бы вас спросили: «Чем занимаются эти люди?», ваш ответ за­висел бы от внутренней интерпретации, и он мог бы открыть больше сведений о вас, чем о людях, которых вы наблюдали. Более того, из-за необычности изолированного поведения от­веты различных наблюдающих сильно отличались бы друг от друга (то есть они наблюдают за НЛО; спуск лыжников; смот­рят, как маленькие дети играют на высокой горке; наблюдают за приближающимся торнадо). Такова идея Тематического ап

перцептивного теста, созданного Морган и Мюрреем; и до на­стоящего времени этот тест является очень популярной психо­терапевтической методикой помощи клиентам.

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

Теоретические основы ТАТ, как и Теста Роршаха, заключа­лись в основном в том, что поведение человека управляется бес­сознательными силами. Фактически, принимаются принципы психодинамической психологии, первоначально разработан­ные Фрейдом (см. материал о теориях Фрейда). С этой точки зрения бессознательные конфликты должны представлять ин­терес для постановки точного диагноза и успешного лечения имеющихся психологических проблем. Это было причиной раз­работки теста чернильных пятен, который обсуждался в пре­дыдущей статье, такая же цель была и у Мюррея при создании ТАТ. Морган и Мюррей писали: «Цель этой процедуры заклю­чается в том, чтобы стимулировать словесное творчество, про­буждая этим фантазии, которые открывают скрытые и бессо­знательные комплексы» (р. 530). По замыслу авторов, процесс заключался в том, что индивиду должны были показать рисун­ки неопределенного содержания с изображением проявлений человеческого поведения. При попытке объяснить ситуацию субъект в меньшей степени осознает ситуацию как имеющую отношение к нему и меньше беспокоится, что за ним наблюда­ет психотерапевт. Это, в свою очередь, должно стать причиной, чтобы человек меньше сопротивлялся и открыл внутренние же­лания, страхи, свой прошлый опыт, что до этого могло быть вытеснено. Мюррей отмечал также, что часть теоретического обоснования теста составляло объяснение, что «большинство произведений художественной литературы является сознатель­ным или бессознательным выражением жизненного опыта или фантазий автора» (р. 531).



МЕТОД

По первоначальному замыслу, человека просили предполо­жить, какие события происходят в сцене, изображенной на ри­сунке, а также сказать, что он думает о том, чем должна закон

читься сцена. После проверки нового метода было решено, что можно значительно больше узнать о психологии человека, если просто попросить его составить по картинке рассказ.

Сами рисунки были выполнены таким образом, чтобы сти­мулировать фантазии субъекта о конфликтах и важных собы­тиях из личного жизненного опыта. Поэтому было решено, что каждый рисунок должен включать изображение по крайней мере одного человека, с которым тестируемый мог бы легко отождествлять себя. Методом проб и ошибок с использовани­ем сотен рисунков был составлен окончательный набор из 20 рисунков. Так как ТАТ широко применятся в настоящее вре­мя, многие считают, что широко распространенная публика­ция используемых рисунков может снизить их валидность. Од­нако трудно понять смысл такого теста без возможности уви­деть, какого типа рисунки предлагаются. Поэтому рис. 9.5 представляет один из первоначальных вариантов, который ис­пользовался, но не попал в окончательный набор из 20 ри­сунков.

На ранних этапах тест проводили Морган и Мюррей, сооб­щения о тестах помещены в книге Мюррея, изданной в 1938 году. Книга была названа в начале этой главы.

Испытуемые, принимавшие участие в исследовании, были в возрасте от 20 до 30 лет. Каждый сидел в удобном кресле, по­вернувшись спиной к экспериментатору (как обычно практи­куется психотерапевтами при проведении ТАТ). Цитируемую ниже инструкцию получал каждый испытуемый:

Это тест творческого воображения. Я покажу вам кар­тинку и прошу вас предложить план сюжета или при­думать рассказ, к которому этот рисунок подошел бы как иллюстрация. Каковы отношения персонажей на рисунке? Что с ними случилось? О чем они думают и что чувствуют? Чем все закончится? Постарайтесь, пожалуйста. Так как я прошу вас подключить ваше литературное воображение, то рассказ может быть таким длинным и подробным, как вы захотите (р. 532)

Экспериментатор вручал испытуемому поочередно каждый рисунок и делал пометки, что именно о каждом из них говорил человек. Каждому тестируемому отводился 1 час времени.


Поскольку время было ограничено, то большинство могли пол­ностью закончить рассказы для 15 из 20 рисунков.

Через несколько дней испытуемых принимали вновь и бе­седовали с ними об их рассказах. Чтобы скрыть истинную цель исследования, участникам говорили, что хотели сравнить их творческие возможности со способностями известных писате­лей. Людям напоминали об их реакциях на рисунки и просили объяснить, чем они руководствовались при составлении рас­сказов. Им также предлагался тест свободных ассоциаций, при проведении которого они должны были говорить первое, что придет в голову, в ответ на слова, названные экспериментато­ром.

Эти пробы проводились для того, чтобы определить, в какой степени составленные рассказы отражали личный опыт, конф­ликты, желания и т. д.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Мюррей и Морган сообщали о двух открытиях, полученных в ранний период работы с ТАТ. Первое относилось к тому, что рассказы, составленные испытуемыми по рисункам, имели че­тыре источника: 1) книги и кинофильмы; 2) реальные события из жизни друга или родственника; 3) личный опыт; 4) созна­тельные или бессознательные фантазии.

Второе и более важное открытие заключалось в том, что субъекты явно проецировали свой личностный, эмоциональ­ный и психологический опыт в свои рассказы. Для примера авторы приводили испытуемых-студентов, большинство кото­рых принимало персонаж на одном из рисунков за студента, тогда как никто из других категорий испытуемых этого не делал. В другом примере отец тестируемого был судовым плотником, и испытуемому очень хотелось попутешествовать и увидеть мир. Эта фантазия проявилась в интерпретации нескольких рисун­ков. Например, когда показывали рисунок с изображением двух беседующих рабочих, в рассказе было: «Эти два парня — иска­тели приключений, они всегда стремятся посетить отдаленные места. Сейчас они в Индии. Они только что узнали о новой ре­волюции в Южной Америке и обсуждают вопрос, как туда мож­но добраться... В конце рассказа они плывут в Америку на гру­зовом судне» (р. 534). Мюррей сообщает, что каждый без исключения человек, участвовавший в исследовании, отражал в рассказе некоторые свойства своей личности.

Чтобы еще проиллюстрировать, как ТАТ выявляет характер­ные свойства личности, авторы подробно описывают одного испытуемого. «Вирт» был русским евреем, эмигрировавшим в Соединенные Штаты после ужасного детства во время Первой мировой войны. Он подвергался гонениям, испытывал голод, разлуку с матерью.

Рисунок № 13 из набора ТАТ получил следующее письмен­ное описание Мюррея и Морган: «На полу напротив дивана свернувшаяся калачиком фигура мальчика, голова лежит на

правой руке. Около него на полу лежит предмет, похожий на револьвер» (р. 536). Рассказ Вирта об этом рисунке:

Произошло ужасное несчастье. Тот, кого он любил, застрелился. Возможно, это его мать. Она могла пой­ти на это из-за нищеты. Он уже достаточно взрослый и понимает все эти невзгоды, и сам хотел бы застре­литься. Но он молод и спустя некоторое время берет себя в руки. Некоторое время он живет в нищете, пер­вые несколько месяцев думая о смерти (р. 536).

Интересно сравнить этот рассказ с другими, более современ­ными, составленными по этому же рисунку:

1. Тридцатипятилетний учитель средней школы:

«Я думаю, что это человек, который попал в тюрьму за то, чего он не совершал. Он отрицал, что совершал какое-либо пре­ступление. Он боролся и защищал свою правоту в суде. Но он сдался. Сейчас он полностью опустошен, подавлен, надежд не осталось. Он сделал фальшивый пистолет, чтобы попытаться бежать, но он знает, что это тоже не поможет» (из материалов автора).

2. Шестнадцатилетняя ученица средней школы: «Эта девоч­ка играет в прятки, возможно, со своими братьями. Она считает до ста. Она выглядит печальной и усталой, потому что ей не уда­ется выиграть и все время приходится водить. Похоже, что до этого мальчики играли в другую ифу, потому что там валяется игрушечный пистолет» (из материалов автора).

Не надо быть психотерапевтом, чтобы усмотреть внутрен­ние конфликты, мотивы или желания, которые эти три челове­ка могли спроецировать на один и тот же рисунок. Эти приме­ры также показывают, насколько разными могут быть ответы при проведении ТАТ.

КРИТИЧЕСКИЕ ЗАМЕЧАНИЯ

И РОДСТВЕННЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Хотя при проведении Тематического апперцептивного те­ста используются совершенно другие стимулы, чем в Тесте чер­нильных пятен Роршаха, его на тех же основаниях критикуют за слабую надежность и валидность (см. дополнительно по дан

ному вопросу материал предыдущей статьи о Тесте Роршаха). Наиболее серьезной проблемой ненадежности ТАТ является то, что различные клиницисты предлагают разную интерпретацию ответов на один и тот же набор стимулов-картинок. Некоторые критики предполагают, что психотерапевты могут неумышлен­но ввести характеристики собственного бессознательного в описания рисунков субъектом. Другими словами, интерпрета­ция ТАТ может оказаться проективным тестом для врача, кото­рый его проводит!

Что касается валидности (то есть до какой степени ТАТ из­меряет реально то, что предназначен измерить), то часто пред­лагаются различные варианты критики. Если тест измеряет ос­новные характеристики психики, то он должен различать, так сказать, нормальных людей и умственно нездоровых или диф­ференцировать различные типы психологических состояний. Однако исследования показали, что тест не способен выявлять подобные различия. Ирон (Егоп, 1950) проводил ТАТ с двумя группами мужчин — демобилизованных военнослужащих. Одни были студентами, а другие — пациентами психиатриче­ской больницы. Когда были проанализированы результаты ТАТ, то не было обнаружено значимых различий как между двумя названными группами, так и между пациентами, имеющими разные психические заболевания.

В другом исследовании изучалась способность ТАТ прогно­зировать поведение. К примеру, если индивид, описывая ри­сунки, много говорит о насилии, это не дает возможности раз­личить ту агрессию, которая просто присутствует в фантазиях автора, и возможность реального насильственного поведения. Некоторые люди способны фантазировать об агрессии, нико­гда не проявляя насильственного поведения, тогда как у других агрессивные фантазии могут предсказывать реальное насилие. Так как объекты ТАТ не указывают, к какой из этих категорий относится определенный человек, то тест имеет низкую валид-ность в прогнозе агрессивных тенденций (см.: Anastasi & Urbinai, 1996)

Другая, касающаяся существа дела и очень важная критика Тематического апперцептивного теста (какой также подвергал­ся и Тест чернильных пятен Роршаха) относится к тому, явля­ется ли валидной сама проективная гипотеза.

Основным предположением, лежащим в основе ТАТ, явля­ется то, что рассказы испытуемых о рисунках выявляют что-то об устойчивых бессознательных процессах, характеризующих этих людей.

Но существуют научные доказательства того, что ответы на такие проективные тесты, как Тест Роршаха и ТАТ, могут зави­сеть от временных и ситуативных факторов. Это значит, что ко­гда с вами проводят ТАТ в понедельник, сразу после работы, после того как вы крупно поспорили с боссом, а затем в суббо­ту, когда вы вернулись после отдыха на побережье, в этих двух случаях рассказы, которые вы составите по рисункам, могут быть совершенно разными. Критики утверждают, что в какой степени различаются рассказы, в той же степени ТАТ только слегка касается вашего временного состояния, а не вашей ре­альной основы личности.

Как отмечают критики, в различных работах были выявле­ны варианты выполнения ТАТ, связанные со следующими вли­яющими на результаты факторами: голод, недостаток сна, упот­ребление наркотиков, уровень тревожности, фрустрация, вер­бальные способности, характерные черты специалиста, проводящего тест, отношения испытуемого к обстановке при проведении теста, а также когнитивные возможности челове­ка. В свете этих открытий Анна Анастази (Anne Anastasi), веду­щий специалист по психологическим тестам, пишет: «Для мно­гих исследований характерно стремление бросить тень сомне­ния на саму проективную гипотезу. Существует достаточно доказательств, что альтернативные объяснения в отношении от­ветов индивида на неструктурированные стимулы теста можно считать хорошими или даже очень хорошими» (Anastasi & Urbinai, 1996).


yuridicheskie-lica-kak-subekti-grazhdanskogo-prava-ponyatie-i-klassifikaciya.html
yuridicheskie-obyazannosti-i-otvetstvennost-lichnosti-pered-gosudarstvom-i-obshestvom.html
    PR.RU™